Сегодня 17 октября 2018 года


Профессор РАНХиГС счел Россию неправовым государством

Профессор РАНХиГС счел Россию неправовым государством

Сибирский институт управления – филиал РАНХиГС выпустил в свет книгу своего сотрудника, доктора исторических наук Валерия Демидова «Правоприменение в России на фоне дела Солодкиных». Автор считает, что «дело Солодкиных» было заказным и инспирировано «преступным милицейским сообществом» ради устранения Виктора Толоконского с поста губернатора и сохранения контроля над Гусинобродской барахолкой.


Надо отметить, что подобных изданий, посвященных анализу реальной политико-правовой практики в Новосибирске, еще не было. Автор монографии Валерий Демидов декларирует свой принцип: «У читателя должно сложиться стойкое убеждение, что автор не заказной журналист, а объективный аналитик». Одновременно ругая журналистов за поверхностность и ангажированность, автор, при этом, активно цитирует публикации в СМИ и использует их в своей системе доказательств. «Судя по публикациям и интервью, на публику даже от квалифицированных журналистов и обывателей потоками льется всякая чепуха, малосодержательные выдержки из выступлений на процессе прокурора и судей», – негодует автор. При этом «объективный аналитик» сразу же подчеркивает границы объективности: все, что исходит от прокурора и судей, – малосодержательная чепуха.

Клянясь читателю в том, что автор «не заказной журналист» и поэтому не будет использовать «потоки чепухи» из СМИ, он тут же указывает, каким источникам верить нельзя, а каким – можно. «Обширные материалы с ресурса «Солодкин.инфо» – неоценимый источник и кладезь информации», – заключает Валерий Демидов, чем сразу же вызывает у читателя интерес к подлинно научным, не заказным аналитическим методам, представленным в монографии профессора президентской академии. 

Жертву «произвола» Александра Солодкина-младшего автор называет «третьим реформатором Сибирского Черкизона» (Гусинобродской барахолки), которого не стали убивать, как Игоря Белякова и Виктора Марьясова (бывшие вице-мэры Новосибирска), а «убрали» вполне благопристойно при помощи уголовного дела и суда. Солодкин-младший, по мнению автора, «став депутатом, отмечался активностью и эффективностью. Самый яркий политик своего поколения».

Профессор РАНХиГС счел Россию неправовым государством

Валерий Демидов, фото: worldandwe.com

Оказывается, что «молодой и энергичный» Александр Солодкин, став вице-мэром, «занимал жесткую позицию по отстаиванию муниципального имущества», он «явно не вписывался в схему передела власти и экономики Новосибирской области и стал неудобной фигурой для тех, кто планировал отстранить от власти не управляемых ими (заказчиками уголовного дела – прим. ред.) руководителей».

Под стать обвиняемым их адвокаты, которые «все продемонстрировали высокий класс и вели достойно линию защиты». Несмотря на то, что «им угрожали и даже пинали».  При этом выглядит несколько странным утверждение автора, что российские адвокаты в российском суде «мастерски выполняли предписание, приписываемое американскому президенту Т. Джефферсону об адвокатах: «Спрашивай обо всем, не признавай ничего и говори не меньше часа». 

Представители обвинения и судья Лариса Чуб, по наблюдениям автора монографии, к советам Томаса Джефферсона не прислушивались, поэтому заслужили от него совершенно другие оценки. Так, например, «прокуроры замотивированы на беззаконие, судьи властвуют над делом и обвиняемыми». Прокурор Марина Морковина «проявила недюжинные гипнотические способности», когда «читала абракадабру» (обвинительное заключение – прим. ред.), в обвинении не было никакой логики». Кроме того, та самая Морковина, как утверждает автор, имеет домик в элитном поселке рядом с Краснообском, который ему «кажется вполне логичной и оправданной собственностью старшего советника юстиции». 

Досталось от автора российскому суду и судьям. Оказывается, «судьи в большинстве своем, настолько редко следуют их (законов) букве и духу, что не помнят содержания правовых актов». Кроме того, российские судьи, сидя в процессе, «чувствуют скуку и досаду, а думают о том, что сидят здесь, в зале суда, и впустую теряют  время своей драгоценной жизни». 

Профессор РАНХиГС счел Россию неправовым государством

Судья Лариса Чуб, которая вела процесс, при закрытых дверях «начала срываться на истерику. По поводу и без повода раздавала замечания адвокатам и подсудимым». А судья Верховного суда России Алексей Шамов продемонстрировал «инстинкты и привычки ремесленника». А сам Верховный суд – это «группа юристов, которые исправляют ошибки других судов и увековечивают свои собственные».

Члены следственной группы также не отличались стремлением к соблюдению законности, а денно и нощно фабриковали уголовное дело против Солодкиных. Правда, утверждая это, автор не приводит никаких доказательств. Так, он ссылается на некие анонимные источники, рассказывая о том, что еще «осенью 2009 года в Москву увозились огромные (!) суммы денег и передавались для решения вопроса по продвижению уголовного дела против Солодкиных «московскому решале». Почти двести томов уголовного дела, как удалось установить автору, «создавались многочисленной следственной группой именно с прицелом скрыть шаткость и бездоказательность предъявленных обвинений и создать вымышленную ими сфальсифицированную картину событий». 

Эту «сфальсифицированную картину событий» они представляли в зале судебного заседания, а «гособвинитель и судья слушали сплетни и небылицы с неподдельным восторгом». Так строилось все дело, продолжает автор, «если для решения текущей задачи не хватало какого-то эпизода, его оперативно изобретали и встраивали».

Автор категорично отвечает на вопрос, зачем нужно было оболгать и устранить «третьего реформатора», «самого яркого политика» и его отца – советника бывшего губернатора Виктора Толоконского? У него нет никаких сомнений, как, впрочем, и доказательств того, что «все дело против Солодкиных было сфабриковано с одной целью – убрать Толоконского». Не называя источник, автор повествует о том, как «к Солодкиным неоднократно приходили следователи правоохранительных органов, предлагая в обмен на освобождение дать показания на В. Толоконского и В. Городецкого». Но те, судя по всему, устояли от соблазна, чего не скажешь о других фигурантах-свидетелях стороны обвинения, показания которых не заслуживают, как считает автор, никакого доверия, потому что дело построено «на показаниях лиц, заключивших досудебные соглашения либо имевших прямую заинтересованность в исходе дознания».

После всего сказанного интересует главный вопрос – кто заказчик фальсификации? Кому было выгодно убрать Виктора Толоконского и Владимира Городецкого, расправившись при этом с отцом и сыном Солодкиными? Валерий Демидов называет конкретные фамилии: «Серым кардиналом интриги упоминали заместителя представителя президента в СФО В. В. Гончарова». Кстати, после перехода Виктора Толоконского на пост полномочного представителя президента, Вадим Гончаров сохранил свой пост в полпредстве и пережил на этом посту своего шефа, перешедшего в губернаторы Красноярского края. 

Ссылаясь на информацию неких «знающих людей», автор упоминает и о «причастности к расследованию другого вице-мэра В. Знаткова, метившего в перспективе на первую роль и стремившегося избавиться от конкурентов». Хотя, неупоминаемые автором «знающие люди», ничего не сказали о реальном статусе Знаткова в 2008-2009 годах, который занимал тогда такой пост, о котором он на тот момент мог мечтать как о вершине своей карьеры. 

Впрочем, указанные фамилии лишь причастны к делу, но не являются его главными организаторами, которыми, по мысли автора, являются: Андрей Боженко – член банды Трунова, племянник тогдашнего вице-губернатора по строительству Владимира Анисимова; Александр Никитин – бывший в то время заместителем начальника ОРБ ГУ МВД по Сибирскому федеральному округу; Юрицй Прощалыкин – заместитель, а с 2010 года – начальник главного управления МВД России по Сибирскому федеральному округу. Кстати, Юрий Прощалыкин, замышлявший убрать Городецкого, был назначен впоследствии сами же Городецким заместителем губернатора, а Никитин попал под уголовное преследование еще до того момента, как Солодкиным вынесли приговор и, следовательно, потерял всяческое влияние на ход уголовного дела. Никитин, к слову, был осужден в 2016 году. 


Профессор РАНХиГС счел Россию неправовым государством


По версии автора монографии, указанные лица стремились отстранить Толоконского и Городецкого от власти и сохранить контроль над Гусинобродской барахолкой, хозяевами которой они, якобы, и были. Однако, как следует из всего повествования, ни Толоконский, ни Городецкий не предпринимали никаких усилий для того, чтобы ограничить «ментовскую» власть над барахолкой, так что остается непонятным, зачем им было убирать их со своих постов. Непонятно также, как Солодкины могли помешать правоохранителям и дальше контролировать Гусинку.

«Солодкины являлись «разменной монетой» в борьбе за пост губернатора», – заключает Валерий Демидов. И здесь, логично было бы задаться вопросом: достигли ли они своей цели, после того, как «устранили» его? Провели ли в губернаторы «своего» человека»? Являлся ли преемник Толоконского – Василий Юрченко, при котором по существованию Гусинки был нанесен окончательный удар – «их» ставленником? Тем более, что впоследствии Гончаров плодотворно трудился под началом Толоконского, а Прощалыкин стал замом Городецкого.
 
Логично было бы предположить, что еще одним заинтересованным лицом в устранении Толоконского и Городецкого на тот момент был Арам Суварян, депутат Заксобрания от фракции КПРФ и одновременно – владелец одного из рынков на Гусинке. Но он, после победы Анатолия Локтя на мэрских выборах, стал директором муниципального предприятия ЦУГАЭТ, правда, уже через некоторое время попался на взятке и был осужден. Однако к Суваряну – соратнику Анатолия Локтя – у автора монографии особое отношение, как и к самому Локтю. А ведь логично предположить, что единственным бенефициаром отстранения Толоконского и Городецкого от власти был именно глава крупнейшей оппозиционной партии, открыто высказывавший свои претензии на власть и, в конечном итоге, получивший ее. Однако Локтю в монографии уделяется совсем немного места. «Снимем шляпу перед А. Локтем за то, что он вместе с покойным В. Кузнецовым подхватил красное знамя и коммунистические лозунги в начале 1990-х», – таким оригинальным способом автор демонстрирует свою объективность и непредвзятость. 

Он, Локоть, прошел школу реальной политической борьбы не только на улице, но и в законодательных органах власти. Хотя, конечно, никаких ресурсов у главного областного коммуниста в то время не было, чтобы свалить глав области и города, а, тем более, инспирировать дело против Солодкиных. Правда, тут же автор оговаривается, что еще жена Локтя якобы говорила, что он всегда проявлял склонность к ораторскому искусству, а потому, делает вывод автор монографии, Александр Александрович Солодкин с его стремлением к новым управленческим технологиям и ориентацией на современную урбанистику смотрелся бы в кресле мэра куда круче и интереснее. Значит ли это, что Локтя автор тоже не вычеркивает из списка заинтересованных в «устранении» Солодкиных лиц?

Впрочем, автор, стремясь к обобщениям, делает весьма смелые выводы о существовании в Новосибирске преступной ОПГ под крышей высокопоставленных правоохранителей. В очередной раз,  ссылаясь на анонимный источник, Валерий Демидов «доказывает», что на протяжении 15 лет в Новосибирске действовал хорошо законспирированное (!) организованное преступное сообщество, созданное на базе бывшего Западно-Сибирского РУБОП. Тут же он перечисляет и другие милицейские подразделения, якобы вовлеченные в эту преступную деятельность.

Представив обширный материал, Валерий Демидов делает весьма смелые для профессора президентской кадровой академии выводы о том, что Россия не является правовым государством, а «практика правоприменения более напоминает святую Инквизицию». «У нас закон исполняется своеобразно. Он трактуется, толкуется и извращается в зависимости от конкретных обстоятельств», – делает вывод автор. И это выгодно, прежде всего, властвующей элите. А роль правоохранительных служб, по его мнению, в том, что они «обеспечивают власть и правящие круги сведениями, которые интерпретируются в свете господствующих идеологий и стереотипов и поэтому являются источниками специфической информации».

Возникает закономерный вопрос: если коллектив кадровой академии при президенте России пришел к такому выводу, то что может предложить научное сообщество главе государства для исправления ситуации? Но научное сообщество, рекомендовавшее монографию к печати на заседании ученого совета, похоже, выхода не видит. Упомянув о том, что Владимир Путин уже призывал однажды решить проблему ярко выраженного обвинительного, карательного уклона, Валерий Демидов упрекает российского президента: «однако легко задачу декларировать и красиво набросать на бумаге, да трудно свершить в реальной действительности». 

Судя по построению текста, подбору и подаче материала, автор – историк, а не юрист, широко использовал наработки адвокатов Солодкиных, а сама книга была написана не позднее середины 2016 года. Среди рецензентов указывается фамилия Игоря Гомерова, ушедшего из жизни 16 февраля 2017 года. Тогда возникает вопрос – почему монография увидела свет только сейчас? Скорее всего, это связано с приходом в Сибирский институт управления – Филиал РАНХиГС Виктора Толоконского в качестве советника директора института, чьим политическим интересам и амбициям ее публикация выгодна именно сейчас. К тому же, монография рекомендована ученым советом факультета политики и международных отношений, а не самого института, который вряд ли взял бы на себя ответственность давать свет заказному и ангажированному исследованию, которое предназначено для использования в текущей политической борьбе. 

Напомним, что дело отца и сына Солодкиных слушалось в Новосибирском областном суде более трех лет. Их обвиняли в связях с бандой Трунова, ряде тяжких и особо тяжких преступлений. Приговор Солодкиным и бывшему замначальника регионального управления Госнаркоконтроля Андрею Андрееву был вынесен в октябре 2015 года, его читали семь дней. По итогам продолжительного разбирательства Александр Солодкин-младший был признан виновным в участии в преступном сообществе, подстрекательстве к поджогу и мошенничеству. Его отца признали виновным в участии в преступном сообществе, покушении на убийство, мошенничестве.

Изначально Солодкина-старшего приговорили к шести годам лишения свободы в колонии общего режима, а его сына – к 8,5 года колонии. Решение судьи Ларисы Чуб было обжаловано как подсудимыми, так и стороной обвинения. В июне 2016 года Верховный суд смягчил приговор Александру Солодкину-младшему и Андрею Андрееву – они получили восемь и семь лет лишения свободы соответственно. В июне же Александр Солодкин-старший был отпущен на свободу из-под домашнего ареста (эту меру пресечения ему избрал суд до вступления приговора в силу) – истек срок отбывания наказания. В 2017 году Александру Солодкину-младшему удалось выйти на свободу условно-досрочно: для этого ему пришлось признать свою вину во вменяемых ему преступлениях. В ходе процесса Солодкины делать это отказывались. 

Источник

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.