Сегодня 20 ноября 2018 года


«Убедительная» победа и «низкая» явка

«Убедительная» победа и «низкая» явка

Штаб победителя, говоря о победе Андрея Травникова, имеет полное право назвать ее убедительной. И действительно – 64,5% набранных им голосов на выборах губернатора дают для этого утверждения все основания. Однако эта победа случилась на фоне критически низкой явки, – возражают его оппоненты. Поэтому так ли она «убедительна»? Ведь низкая явка является явным сигналом отношения избирателя к существующей политической системе, сложившейся безальтернативной модели выборов и к самому победителю. Итоги выборов и проведенной в регионе кампании проанализировал руководитель новосибирского отделения Фонда развития гражданского общества, доктор социологических наук, Константин Антонов.

На первый взгляд, так оно и есть. Во всяком случае, значительное число грамотных и неравнодушных людей рассуждали именно так, игнорируя процедуру голосования. Да, этим руководствовались многие, но далеко не все, поэтому такой упрощенный взгляд на случившееся не способен охватить всех деталей и нюансов, без анализа которых весьма сложно и непродуктивно моделировать развитие политического процесса в области.

Итак, давайте рассмотрим основные тезисы, которые звучали в ходе всей кампании и в день голосования.

Безальтернативность. Уже по всем формальным признакам это утверждение не соответствует действительности. У Андрея Травникова были трое соперников, имена и фамилии которых были занесены в избирательный бюллетень. Избиратель имел возможность и полное право поставить «галку» напротив имени того, кому он доверяет в большей мере. Однако доверяющих Дмитрию Савельеву оказалось 17,3%, Анатолию Кубанову – 11,7%, а Георгию Михайлову – 3,3%. И это все! Но оппоненты Травникова на этом точку ставить не хотят, а заявляют: «Кандидаты не настоящие!»

С этим утверждением тоже можно поспорить, поскольку и оно не соответствует законам формальной логики. Двое из указанных товарищей являются публичными политиками, лидерами региональных отделений крупнейших парламентских оппозиционных партий. Решение правительства об увеличении пенсионного возраста дало им в руки такой мощный агитационный ресурс, с которым и без особых материальных затрат можно было бы порвать «представителя власти». Однако в Новосибирске лидеры оппозиции этого не сделали, по разным причинам. Скептики на это могут возразить: а что бы они сделали против государственной машины! И на это есть ответ – итоги голосования в Приморском и Хабаровском краях, в Хакасии и во Владимирской области, где представители «партии власти» не смогли победить в первом туре, и есть большие сомнения в том, что смогут одолеть тех самых представителей парламентской оппозиции во втором. Следовательно, можно было бы побороться и в Новосибирской области, и кто знает, какие бы случились расклады 9 сентября. Главный вывод, который следует, – все возможности для острой конкурентной борьбы были, но этого не случилось. Травников в этом виноват?

Региональные элиты. Еще в первое время после назначения Андрея Травникова врио губернатора образ мощных региональных элит, которые завихеривают на новосибирском политическом пространстве, был способен напугать «варяга» так, что он сам бы пошел к ним на поклон за ярлыком на служение. Однако на деле все оказалось гораздо прозаичнее. Часть элитных групп, осознав свой интерес, добровольно встроилась в боевые порядки инкумбента. Групповые интересы оказались тем ресурсом, который легко обменивается на преференции и место в процессе. Травникову удалось, не связывая себя по рукам и ногам обязательствами, договориться с основными элитными группами и таким образом получить если не союзников, то лоялистов. Хотя и союзников он тоже приобрел. 

Оказалось, что отдельные местные «бароны» и «влиятельные» группировки на самом деле не настолько бароны и влиятельны. Их фронда и шантаж не удались, поскольку кроме самомнения и самоописания за ними ничего нет. Травников на шантаж не поддался и этих сотников проигнорировал. И оказался прав. Теперь им предстоит или встраиваться и играть по установленным избранным губернатором правилам, или кануть в забвение. Главный вывод из этого – самостийная, всеопределяющая новосибирская региональная элита – миф, и не более того. Все будут играть по правилам¸ иногда фрондируя и сотрясая информационное пространство громкими холостыми выстрелами из засад.

Самим «элитам» придется отказаться от своих излюбленных сплетен, интрижек, психологии торговки на базаре, стремящейся надуть деревенского лоха, иначе они будут коренным образом переформатированы. 

А где Локоть? Единственным реальным соперником, который мог бы навязать острую конкурентную борьбу и даже второй тур, был действующий пока мэр Новосибирска Анатолий Локоть. Но он скрылся в своем шалаше в Разливе.

Почему Локоть упустил возможность побороться за пост губернатора? Некоторые его соратники во всем обвиняют «режим». «На Анатолия Евгеньевича было оказано беспрецедентное давление, – утверждает депутат Госдумы Вера Ганзя. – Не каждый это выдержит!»

В Хабаровском и Приморском краях, Республике Хакасия и во Владимирской области оппоненты представителям власти, напомню, это давление выдержали и получили все шансы на успех во втором туре голосования. А Локоть «не выдержал», что звучит очень странно. Ведь Анатолий Евгеньевич – профессиональный политик, ни дня не проработавший в реальном секторе, а с младых ногтей ударившийся сначала в общественную работу, а потом и в профессиональную политическую деятельность. Еще раз: Локоть – профессиональный политик, который должен иметь колоссальный опыт и волевой характер для того, чтобы выдержать любой натиск своих политических оппонентов. Но, оказалось, что в  отличие от своих коллег и вышеупомянутых регионов, ни воли, ни характера, ни интеллекта, ни политического чутья у Анатолия Евгеньевича нет. Есть только нарциссизм, упоение статусом и безмерное желание любыми путями продлить сладкий миг своего проживания в сером здании на Красном проспекте. И это обстоятельство сильно разочаровало не только его сторонников, но и приверженцев «чистой» демократии, для которых любая конкуренция есть генератор развития общества. Главный вывод из этого – при чем тут Травников? 


Низкая явка – это протест.
Это тоже миф. Действительно, значительная часть избирателей не пошла на выборы, протестуя против «безальтернативности», пенсионной реформы и еще бог знает против чего – ведь список претензий к действующей власти большой. Однако нельзя забывать и о том, что отсутствие  интриги на выборах является еще одним фактором отсутствия избирателя на участке для голосования. При этом далеко не каждый отсутствующий избиратель является противником лидера предвыборной гонки или власти вообще. В Новосибирской области был разыгран доминантный сценарий, когда победитель был известен заранее. «А если он известен, то зачем идти голосовать, и без меня выберут», – так рассудило большинство избирателей. К образу Травникова добавилось и то, что его назначил президент. А для тех, кто искренне поддержал Владимира Путина на мартовских выборах, это является еще одним аргументом поддержать его протеже, пусть даже и пассивно, лежа на диване.

Народ ничего не может. Это самый распространенный аргумент у сторонников фатальной предопределенности политического развития. Мол, что может сделать народ, если власть у нас такая! Идеальной власти нигде не существует, как и идеального «народа». Это же историческая аксиома. Самый фантастический, но безупречно логичный аргумент против этого утверждения в расхожей фразе – каждый народ достоин своего правителя. Фантастичность в том, что оппонентов Травникова на нынешних выборах кто-то выдвинул, кто-то привел в движение маховик, с помощью которого и Кубанов, и Савельев стали руководителями региональных отделений системных партий. Возникает вопрос: почему этими людьми, оказывающими реальное влияние на политический процесс, оказались не те, кто «лежит на диване»? Речь не о конкретных ЛДПР или «СР», ведь есть и другие партии и политические механизмы. 

Кроме этого фантастического есть и вполне рациональный аргумент. Помните, события, связанные с повышением коммунальных тарифов на 15%? Тогда с одной стороны были правительство Новосибирской области и мэрия Новосибирска, крупная бизнес-компания, владелец которой – Михаил Абызов – сбежал из России, не дождавшись 600 миллионов рублей на новый дом в Италии. С другой стороны была группа активных граждан, сумевшая мобилизовать население города на борьбу, в результате которой грабительское и подлое повышение тарифа не состоялось, а руководитель области ушел в отставку. С одной стороны были: весь административный аппарат, единство власти, значительные ресурсы на пропаганду-шельмование гражданских активистов. С другой – осознанный интерес огромного количества людей, грамотно и технологично формализованный в целый ряд эффективных политических действий, приведших к известному результату.

Главный вывод из этого – народ может реально все, а не только бросать гумус на вентилятор!

Мэрия – не союзник. А это – сущая правда. Во время всех выборных кампаний мобилизация избирателя всегда была совместным процессом всех ветвей власти. Любая выборная кампания – возможность укрепить авторитет власти, ее связь с населением, что, в конечном итоге, отражалось на эффективности функционирования всех властных институтов и конкретных управленческих решениях, обеспечивало их высокую легитимность. На этот раз все было совершенно иначе. В сельских районах, где несколько лет назад были отменены прямые выборы глав поселений, был утерян ресурс влияния на местные «элиты». Главы поселений, потеряв публичность и публичную легитимность, лишились своего влияния на избирателя, перестали быть для него моральным авторитетом. 

В Новосибирске – иная ситуация. Анатолий Локоть публично поддержал Андрея Травникова, но при этом мэрия самоустранилась от мобилизационной работы – такая вот «поддержка»! Более того, мелкие пакости, которыми мэрия, с ведома или без ведома Локтя, одаривала штаб кандидата в губернаторы – тоже исторический факт. Поначалу молодая гвардия КПРФ попыталась дружно и организованно троллить врио в социальных сетях. Но, будучи уличенная в этой подлости, КПРФ свернула свою деятельность. Показательна история с оговоркой, когда Травников вместо «Новосибирск» произнес «Череповец». Уже через несколько минут после произнесенной фразы, этот конфуз распространился в телеграм-каналах. Еще через пару часов с камеры мэрии картинка пошла по сетям. Понятно, что партнеры так поступать не должны, однако «красная машина» поступила именно так. 

А чего стоит провокация с письмами из Первомайского района! Напомню, предприниматели района стали получать письма, подписанные заместителем районного главы. Их обязывали организовать голосование и «доложить до 3 сентября о количестве проголосовавших». Понятно, что 3 сентября никакого количества «проголосовавших» быть не может. Именно поэтому письмо из районной администрации является грубой провокацией, устроенной или самой мэрией, или еще кем-то в интересах Локтя, направленной на возбуждение общественного недовольства. 

Главный вывод из этого – «красная машина» никаким союзником Травникова не являлась и в очередной раз продемонстрировала свою недоговороспособность. Это обстоятельство освобождает Травникова и «Единую Россию» от обещаний, данных весной Локтю.

Штаб Травникова – вынужденный шаг. Понятно, что значительную роль в мобилизации избирателя – увеличении явки – должен был сыграть избирательный штаб самого претендента. К его работе есть масса вопросов, которые, впрочем, могут быть интересны только профессионалам. Однако стоит заметить, что изначально была допущена ошибка в формировании  штаба, костяк которого составили «ветераны» всех мыслимых избирательных кампаний, в реальности  не обладающие никаким особым влиянием и авторитетом в широких кругах населения. Штаб изначально выбрал стратегию сопровождения, которая свелась к созданию информационного фона, который на деле оказался обычным шумом. Московские технологи не привнесли никакого содержания в кампанию, продемонстрировали полное незнание специфики региона и современных технологических приемов и средств, провалили работу в социальных сетях, с сетевыми сообществами, реальными общественными лидерами и действующими общественными организациями.  

Этот список можно продолжать, однако сделаем вывод: Травников, не имея собственной команды вынужден был примерять «наряды», которые для него доставали из «бабкиного сундука» заезжие гастролеры и местные ловкачи. Однако к чести самого Травникова, стоит заметить: он проявил поразительную работоспособность, знание местного материала и умение им распоряжаться. Поэтому расширение общественной поддержки – его личная заслуга.

Что после… Нельзя согласиться со скептиками, утверждающими о низкой легитимности избранного губернатора. Легитимность есть, и это – факт. Можно лишь говорить о неком количественном коэффициенте поддержки. Да, явка, особенно, в Новосибирске, говорит сама за себя. Однако в этом нет никакой фатальной предопределенности. Андрей Травников в результате выборов получил мандат, став законным главой субъекта федерации, у которого теперь есть полная свобода действий для того, чтобы обеспечить себе более широкую поддержку. И здесь речь должна идти о выборе им управленческой модели. С одной стороны, состав и работа его избирательного штаба говорят о полном фиаско устаревшей технологии администрирования. С другой – отдельные поступки, решения, поведение самого Травникова свидетельствуют о том, что он вполне способен и готов отказаться от устаревшей модели public administration и внедрять модель public policy, когда объектами управления и показателями эффективности становятся не отрасли, мосты, дороги, тонны зерна, а процессы, механизмы достижения рациональных целей, путем вовлечения в процесс управления различных групп интересов, формирования понимания, поддержки и участия действий власти населением. А иначе – никак! Иначе – конфликты, скандалы, неэффективность, ручное управление, на которое никогда не хватит рук, протесты и недовольство, отставание и дальнейшая провинциализация и деградация региона, его социальной структуры, имеющего потенциально высокие возможности для своего развития. 

Источник

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.