Сегодня 26 февраля 2024 года


Экономист Потапенко разнёс инициативу Совфеда обязать магазины торговать местной продукцией

Экономист Потапенко разнёс инициативу Совфеда обязать магазины торговать местной продукцией

По его словам, в России нет регионов, которые самостоятельно что-то производят — всё откуда-то прибывает.

Бизнесмен и экономист Дмитрий Потапенко рассказал корреспонденту «Инфо24», к чему приведёт правило обязать торговые сети продавать продукцию местных производителей. По прогнозу Потапенко, единственным эффектом от реализации предложения Кутепова будет удорожание товара, на котором «заработают посредники, а потребитель потеряет ценность».

«А что такое товар-то местный? Вот если кока-кола иранская — она чья? А огурцы, например, приехавшие в Москву? Они чьи, если они луховицкие? Если исходить из инициативы [Кутепова], луховицкие огурцы должны быть однозначно убраны, потому что есть подмосковные огурцы. И получается полная ***** [плохая ситуация]», — объясняет Потапенко. 

По его словам, в России нет регионов, которые самостоятельно что-то производят, всё откуда-то прибывает: «картошка выращивается из голландского материала с использованием польских гербицидов и зарубежных тракторов». Потапенко напоминает, что «этот заход» практикуется в России уже два десятка лет —яблоки «ред чиф» на полках отечественных магазинов «почему-то сербские», а креветки «долгое время были белорусскими». Так и реализуют предложение Кутепова — перебивкой документов. «И точно так же будет — просто усложнит жизнь всей товаропроводящей цепочки», — предрекает эксперт.

По мнению Потапенко, возникнет цепочка из нескольких посредников, каждый из которых будет брать свой процент. Экономист советует сокращать, а не удлинять такие цепочки.

Про упомянутые в проекте закона Кутепова «товары, для обозначения которых используется географическое указание или наименование места происхождения», Потапенко вспомнил историю шампанского и коньяка.

«Я понимаю, что сенаторы у нас переездили в свое время по Парижам, Лондонам и всему остальному. Чтобы Шампань стала Шампанью, прошло 300 лет, именно поэтому там возникает географическое обозначение. Коньяк — тоже только исключительно с конкретной территории, по-другому не бывает. У нас 300 лет не прошло», — говорит предприниматель.

По мнению Потапенко, в России вообще нет брендов из-за чиновников. 

«У нас даже автомат Калашникова не наш бренд, потому что если брать его с точки зрения массового производства — он китайский. Потому что мы в своё время просто распродали лицензии налево-направо. И теперь, как говорится, всё, что у нас есть, — это могила Михаила Калашникова», — негодует предприниматель.

Дмитрий Потапенко рекомендует российским властям действовать по-другому: стимулировать производителей стиранием административных барьеров, снижением налогов и процентных ставок — и не «лезть в то, чем они не занимаются».

«У нас есть «Честные знаки», «Платоны» и ЕГАИСы, а это всё повышает расходы. Люди занимаются тем, что, с одной стороны, своими руками поднимают планку входа на рынок, а с другой — лезут в механизм, который сами не понимают абсолютно, и делают это уже десятилетиями. Именно поэтому у нас сейчас, собственно говоря, можно найти фотки, где российские огурцы стоят 559 рублей в розницу — запредельная цена абсолютно», — удивляется Потапенко.

Похожие записи: