Сегодня 19 сентября 2019 года


Прошедшие выборы, итоги и несбывшиеся прогнозы

Прошедшие выборы, итоги и несбывшиеся прогнозы

В Фонде развития гражданского общества состоялся круглый стол с участием экспертов, где обсуждались итоги единого дня голосования, анализировались ранее сформулированные гипотезы, делались прогнозы грядущих электоральных сезонов. Опыт показывает, что целый ряд гипотез не подтвердился, не оправдали себя и некоторые электоральные практики, которые ранее казались эффективными. О дискуссии рассказывает новосибирский филиал Фонда развития гражданского общества.

Одним из самых «страшных» предсказаний накануне единого дня голосования было утверждение, что врио губернаторов, назначенные президентом не получат значительной поддержки, а кое-где даже прогнозировали второй тур голосования, например – в республике Алтай и на Сахалине. Действующих губернаторов, избиравшихся на следующий год, также пугали высоким антирейтингом и проблемным результатом. 

Однако эти прогнозы не сбылись. В 16 субъектах главы избирались впервые – все выиграли. Но и действующие главы были избраны с хорошими результатами. Были негативные тенденции в республике Алтай, но за две недели удалось консолидировать вокруг программы врио большую часть местной элиты и убедить избирателей. А Волгоградский губернатор Андрей Бочаров переизбрался с результатом в 76,8%.

«Единой России», чьи рейтинги неуклонно снижались, также предрекали серию поражений. Этого тоже не случилось: кроме Хабаровского края «Единая Россия» везде получает большинство. Особенно показателен здесь пример с Иркутской областью, где региональное отделение партии, раздираемое противоречиями, действовало во «враждебной среде», когда весь административный ресурс сосредоточен в руках губернатора-коммуниста. В 10 районах и городах Приангарья мэрами стали единороссы, а в 18-ти из 20-ти представительных органов власти муниципальных образований региона, где прошли выборы в минувшее воскресенье, ЕР сформировала самые многочисленные депутатские фракции.

Иркутская область показательна еще и тем, что местные единороссы приняли вызов и проявили свои лучшие бойцовские качества, отказавшись от соблазна пойти на «договорняки» с КПРФ, ринулись в бой и победили. 

В качестве обратного пример председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин привел Хабаровский край, где победивший на прошлогодних выборах губернатор от ЛДПР Сергей Фургал, напротив, укрепил свои позиции. Так, на довыборах депутата Государственной думы в крае одержал победу член ЛДПР и зять Фургала Иван Пиляев. Партия провела и своих мэров Хабаровске и Комсомольске-на-Амуре. «Тактика разменов для ЕР крайне опасна и непродуктивна. Бороться надо за все одномандатные округа, а о коалициях нужно договариваться после получения результатов на выборах. То, что случилось в Хабаровске, это результат разменов, которые были допущены раньше, – считает Константин Костин. – Ведь, несколько лет назад «Единая Россия» помогла Фургалу пройти муниципальный фильтр, совершив некий размен. А теперь в  Хабаровске надо создавать отделение заново, проводить кадровую ротацию. Иными словами, «Единая Россия» сама создала эту ситуацию».

Можно привести еще один негативный пример – Новосибирск, где в 2015 году «Единая Россия» и КПРФ по такой же схеме разыграли Горсовет и отчасти Законодательное собрание, обеспечив тем самым поддержку мэру города Анатолию Локтю. А на минувших мэрских выборах «Единая Россия» вообще отказалась от борьбы, укрепив позиции своих главных политических оппонентов – КПРФ. В итоге, региональному отделению «Единой России» теперь придется начинать с чистого листа. Сейчас в Новосибирске опять обсуждается подобный сценарий 2020 года, когда в регионе пройдут выборы в представительные и законодательный орган власти. В партии высказываются опасения, что в ситуации ослабления позиций «Единой России» победить ей будет трудно. Однако пример Иркутской области, профессиональной, смелой работы команды лидера регионального отделения Сергея Сокола, эти опасения сводят на нет.

Кстати, и в Новосибирске, и в других регионах сейчас активно обсуждается вариант снижения числа депутатов по партийным спискам и увеличения одномандатников. Это объясняется теми же самыми страхами за результаты «Единой России». Но все эксперты-участники круглого стола высказались против такого подхода. 

Генеральный директор ВЦИОМ Валерий Федоров роль партийных брендов по-прежнему велика: «В Москве тестировалось  голосование без правящей партии. Результат показал, что велика роль партийных брендов, они известны. Выбирая конкретную партию, люди сигнализируют не только о своих идеологических пристрастиях, но и о своих проблемах и эмоциях. Отсутствие партий дезориентирует людей. И пока не заметен запрос на новые партийные бренды».

Отказ от партийных списков, по мнению экспертов, нанесет большой удар по формирующейся в России политической системе. «Совершенно не имеет никакого значения пропорция списка и одномандатников. Если все нормально с лидерами, уровнем поддержки, то совершенно все равно, каким образом получать большинство, – высказал свою точку зрения Константин Костин. –  Если увеличить число одномандатников за счет снижения партсписков, то управляемость будет снижаться – зависимость одномандатников от региональных элит всегда выше. Нашей партийной системе необходимо приобрести устойчивость. Одномандатные выборы приводят к двухпартийной системе. Это приведет к тому, что в России останутся две партии – ЕР и КПРФ. Хороший ли это вариант? Я не уверен».
 
Президент Фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов высказался более определенно: «Чем больше одномандатников, тем власти легче влиять на депутатский корпус. Одномандатник более одинок в парламенте и более зависим, будет более сговорчив». 

Константин Костин отдельно остановился на выборах в Мосгордуму, вокруг которых разворачивалась нешуточная борьба: «Выборы в Мосгордуму – весьма неплохой результат для ЕР – 56%. Партия добилась устойчивого большинства, в случае необходимости может заключать коалиции, выстраивать взаимодействие законодательной и исполнительной власти. 20 мест левых партий завершают процесс трансформации от архаичной лужковской Мосгордумы. Этот состав более адекватно отражает политические предпочтения жителей столицы. Четыре представителя «Яблока» подтвердили предположение, что в Москве достаточно много людей исповедуют либеральные взгляды. Но московский политический ландшафт достаточно стабилен: 50% – лоялисты, 25% – представители левых и правых партий, 25% – ситуцианисты, которые не имеют устойчивых политических взглядов. И сейчас они качнулись в левую сторону под воздействием пенсионной реформы, повышения платы за капремонт и так далее. В 2014 году этот электорат примкнул к партии власти во время крымского консенсуса».

Константин Костин прокомментировал и ранее высказываемую гипотезу о том, что под влиянием протестных выступлений сформировалась некая особая группа избирателей, которая способна оказать решающее влияние на исход голосования. «Была версия, что под влиянием протестных выступлений сформировалась некая новая группа избирателей порядка 10%, которые придут на выборы и полностью изменят их результат. Но, если бы эти люди оказались на участках, то мы бы увидели совершенно иной результат», – заметил Костин.

Эксперты коснулись и традиционного для поствыборного анализа вопроса о том, за кого голосует избиратель, почему он голосует именно так, а не иначе, какие запросы населения должна удовлетворять та или иная политическая сила. Ответы на эти вопросы концентрированно сформулировал Валерий Федоров, основываясь на данные социологических исследований и наблюдений. 

«Важно, конечно, знать, кто победил, но важнее, что люди хотели сказать своим участием/неучастием в голосовании. Главный общественный запрос не изменился – запрос на перемены к лучшему. Ценности стабильности не исчезли, но они отошли на второй план. Стабильность после пятилетнего снижения доходов населения уже не воспринимается как ценность. Негативная стабильность не мотивирует, – сделал вывод Валерий Федоров. – Сейчас существуют три главные болевые точки: 1. Низкие доходы населения. 2 Дефицит высокооплачиваемых и качественных рабочих мест. В России, конечно, безработица невелика и работу всегда можно найти, но рабочие места с низким уровнем оплаты труда. 3. Недоступность качественной медицинской помощи. Несмотря на идущую много лет реформу, эта сфера остается одной из самой болевых точек».

По мнению, эксперта, есть и специфический запрос к власти. Это – защита населения, открытость к коммуникации с ним, честность и справедливость в решениях. «Где достигается «вау-эффект»? – задается вопросом Федоров. – Там, где политик символизирует перемены и совпадает с этим идеальным образом, то возникает «вау-эффект». Как пример – губернатор Забайкальского края Александр Осипов, с буквально азиатским уровнем голосования за него – более 90%. Человек полностью попал в запрос. И за 9 месяцев, когда он работал в должности  врио, он продемонстрировал, что это не искусственно слепленный образ, а он действительно такой – открытый и искренний».
 
«Велик запрос на героя. Герой нужен тогда, когда нужно что-то изменить», – добавил президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов.

Эксперты затронули и тему протестов. «Эффект «столичной оппозиционности», состоит в том, что в Москве и СП концентрация протестного электората наивысшая, – считает Валерий Федоров. – Но путается протестная и сигнальная реакция избирателей. В Москве мы видим протестную. Как правило, протестную активность демонстрируют люди, готовы ходить на митинги, чтобы показать кукиш власти. Но в большинстве случаев, особенно в регионах, это не протест, а сигнальное голосование – цель, чтобы показать властям, что людей не устраивает нынешняя жизнь». 

Сигнальная реакция избирателя проявляется и в результатах голосования и в отказе от участия в выборах.

Минувшая электоральная кампания была примечательна еще и экспериментом с дистанционным голосованием. «Этот эксперимент проводился в Москве. Современные люди все меньше считают, что они должны жертвовать своим выходным для исполнения своего гражданского долга. И если мы говорим, что цифры явки должны возрастать  для большей легитимности, то движение в этом направлении необходимо делать. Явка на электронном голосовании 90%, а на обычном участке – 22%. И эта разница является серьезным поводом для развития электоральной политики. Эта технология помогает справиться с кризисом участия», – сделал вывод Константин Костин.

Эксперты обратили внимание и на тот факт, что в ходе минувших выборов не было никаких существенных нарушений, даже на выборах в Мосгордуму, где развернулась ожесточенная борьба. Это, по их мнению, свидетельствует о росте политической культуры, совершенствовании электоральных процедур и технологий.

В любом случае, экспертам и политикам еще предстоит сделать более подробный и глубокий анализ прошедшей кампании, которая выявила ряд новых тенденций и нерешенных вопросов.

Источник

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.